Хаями Расендзин: интервью с мангакой

Хаями Расендзин - эксцентричный японский мангака, рисующий в стиле "несоциалистический реализм", как он сам его называет.

Хаями-сан был приглашен на фестиваль комиксов «КомМиссия-2004», где выступил с лекциями о положении в современном мире манги. В интервью он любезно рассказал о том, как рисуют мангу.

 

ANIME guide. Хаями-сан, с чего начинается манга? Художник сначала придумывает мир, прорабатывает главных героев или фиксирует какие-то отдельные яркие сценки?

Х.Р. Ну, как сложится. Иногда первым бывает сюжет, а иногда в голову приходит одна-единственная интересная реплика, которую сразу же хочется использовать в истории. Так что приходится тут же эту историю и придумывать.

A.g. Представим, что какая-то идея уже появилась. В какой форме вы ее фиксируете, чтобы потом развить в манге?

Х.Р. Я всегда ношу с собой тетрадь, куда срисовываю любопытные вещи окружающего мира или просто записываю идеи, возникающие у меня в голове. Я и в магазин хожу с ней, и в гости. Иногда, сидя в электричке или в метро, я тоже открываю ее, и там что-то записываю. Правда, если я долго не заглядываю в свою тетрадку, бывает очень трудно разобрать, что я написал, скажем, неделю или две назад. Записано на странице какое-то одно слово, но что я имел в виду, когда писал его, - совершенно не помню (смеется).

A.g. На что художнику следует обращать особенное внимание, когда он уже приступил к разработке манги?

Х.Р. Персонажи очень важны... Думаю, на них и стоит сосредоточиться в первую очередь. Причем, продумать нужно и их внешний вид, и поведение, и пластику движений - весь образ целиком. Не стоит забывать о том, насколько персонаж будет эмоционален, какой у него будет характер, то есть стоит учесть все те атрибуты, которые наделяют его индивидуальностью.

A.g. Как передаются в манге эмоции и интонации в разговорах персонажей?

Х.Р. Существует специальные символы, которыми пользуются практически все мангаки. Это целая система, универсальный графический язык, помогающий передать в рисунке весь спектр переживаний героев и наглядно продемонстрировать эмоциональную окраску той или иной реплики. Капли пота на лбу персонажа, например, означают смущение, вздувшиеся вены - гнев или несдержанность чувств (рисует). Вот видите, как все просто и понятно. Правда, серьезные, опытные мангаки такие значки не используют, они придумывают свои собственные ходы.

A.g. Скажите, как художник добивается такого эффекта, что на одной странице манги он отображает действия, происходящие в каких-нибудь пять секунд, а на другой рассказана целая неделя?

Х.Р. Развитие сюжета вообще можно передавать двумя способами - словами героев и раскадровкой, расположением картинок-кадров на листе. Расположение отдельных рисунков на листе бумаги - сложная наука, в ней много своих хитростей. К примеру, если поместить в ряд несколько маленьких картинок, можно предать манге большую динамику, вместить, как вы говорите, на одну страницу пять секунд действия. Для того, чтобы придать словам большее значение, их можно вынести на отдельный лист, не сопровождая рисунками. Развитой системой кадров манга сильно отличается от любого другого комикса, это ее особый стиль.

A.g. Но ведь существует и личный стиль художников, например, стиль Хаяо Миядзаки или РумикоТакахаси. Тяжело ли мангаке работать в одном стиле?

Х.Р. Стиль, как я уже сказал, приходит с опытом. Миядзаки и Такахаси - ветераны графического искусства. Для мангаки, который рисует не первый год, сохранять какую-то идею, особенность картинки на протяжении одной манги, даже если она серийная и печатается несколько лет, не составляет труда, более того, он старается культивировать особенности своего творчества, чтобы выделяться на фоне других мангак.

A.g. Ни для кого не секрет: диалоги, которые используются в манге, отличаются от книжных диалогов и от простого разговора на улице. Почему так сложилось?

Х.Р. Манга обычно ограничена по свому объему, поэтому тут действует принцип «краткость - сестра таланта», так что в манге, за редким исключением, не бывает длинных диалогов. Однако, манга - это все-таки художественное произведение, поэтому писать диалоги, пользуясь просторечием, было бы несколько неуместно. Тем более что основное повествование в манге - это картинки, а диалоги или отдельные реплики часто просто поясняют действие. Поэтому все, что непонятно на картинке, нужно передать словами, при этом сохранить принцип краткости. Но бывают и исключения. Есть художники, которые позволяют себе помещать в мангу очень длинные текстовые вставки.

A.g. А как мангаке удается вмещать в довольно небольшой объем такие многогранные, сложные истории? Тэдзука Осаму когда-то нарисовал мангу «Преступление и наказание» по сюжету всем известного романа Достоевского...

Х.Р. Хороший мангака, пропуская через себя сложные истории, обычно рисует не точное переложение, а то, что он сам хочет сказать - так и было в «Преступлении и наказании» Тэдзуки Осаму. Проще говоря, мангака всегда интерпретирует даже самую сложную идею по своему усмотрению. Вот, вспомнил смешной случай. Один японский художник как-то переработал внушительного объема европейский роман в восьмистраничную мангу. Конечно, получилась искаженная и не очень серьезная вещь. Зато такая практика помогает художнику раскрыться и найти себя.

A.g. Скажите, каковы отношения в Японии между мангакой и его издателем?

Х.Р. Вначале, как правило, начинающий художник сам что-то предлагает различным издателям. Потом, когда у него установились связи с какими-то издательствами, ему уже начинают делать встречные предложения. Я чаще, начиная что-то делать, совещаюсь с издателем. Идем мы в кафе и совещаемся, что могло бы быть интересно читателю. Вчера я рассказывал на лекции об этом процессе общения с редактором такого манга-журнала, и сегодня кто-то из слушателей нарисовал мне мангу, иллюстрирующую, как мы сидим в кафе с издателем и разговариваем. И на этой манге он нарисовал издателя в костюме и галстуке. Я хочу сказать, что у настоящих японских издателей не такой джентльменский вид. Я ни разу не видел, чтобы кто-то из них ходил в костюме. Издатель, который печатает меня, носит гавайскую рубашку, много курит и говорит достаточно развязано, вроде: «Хаями, давай что-нибудь напечатаем...». Так что атмосфера у нас очень неформальная. Я делаю несколько своих предложений: может быть, вот эта идея хорошая, возможно, это будет продаваться?.. Хочу сказать, что издатели являются большими профессионалами манги, чем сами художники. Если какие-то образы или персонажи становятся популярными, они говорят: «Давайте изобразите нам такую девушку...». И если мангака поспевает за требованиями издателей, он становится известным. Но бывает, что приходиться с издателем и спорить, отстаивать свою позицию. Вывод из всего этого: первая заповедь мангаки - хорошо поговорить с редактором в кафе (смеется).

A.g. Какие основные этапы существуют в рисовании манги?

Х.Р. Если я хорошо поговорил с издателем, то ситуация будет за мной: «Хаями-сан, подумайте, чтобы через пару месяцев сделать нам 20-страничную мангу». Если мне говорят, что через два месяца нужна 20-страничная манга, это не значит, что я буду все два месяца сидеть рисовать ее. Есть несколько этапов создания манги. Обычно, когда уже есть задуманный сюжет, рисуется общий план на одном большом листе. На этом плане отмечается примерное развитие действия: завязка, кульминация, развязка и номера страниц, где появляются главные персонажи. Вторым этапом будет постраничный набросок, где отмечается место для реплик и действия героев на страницах манги. Это самый сложный и длительный этап. Это все я делаю дома. Но иногда, если долго сидишь дома, терпение иссякает... Тогда я иду в кафе. Кофе, он не бесплатный, приходится экономить и работать быстрее. Есть такие районы в Токио, где живет много художников манги. Если пройдете по кафе в таких районах, то увидите художников манги, трудящихся в поте лица за столиками. Допустим, набросок готов и лежит на столе. Здесь приходится опять встречаться с редактором издательства. Дело в том, что редакторы часто лучше, чем сами художники, знают, как сделать мангу. Если есть места неинтересные, непонятные, или раскадровка плохая, они безжалостно все чиркают. Приходится опять идти домой и делать то же самое. Если очень повезет, можно избежать этих исправлений. Бывают хорошие издатели, которые сочувствуют художнику. Говорят: «Хаями-сан, сделайте, как вам нравится»... Но, однако, если они говорят так, я чувствую себя очень неспокойно. Я все время думаю, будет ли это интересно, чувствую некоторую неуверенность. Если набросок одобрен, художник приступает к окончанию манги. На этом этапе он самостоятельно или с помощниками - когда он уже известный и к нему приходят ученики - рисует финальный вариант, где прописываются все детали рисунка, задние планы, выражения лиц персонажей. Если мы рассматриваем ситуацию, когда надо сделать за два месяца 20-страничную мангу, обычно после наброска до конца остается две недели. Когда художник не такой занятой, как я, он рисует все сам, или имеет одного помощника. Но если художник делает сериальную мангу в два-три еженедельника, он может иметь до семи-восьми помощников. В настоящее время многие художники используют компьютер. Они сканируют карандашный рисунок и дорисовывают его уже на компьютере. Есть художники, которые могут планировать свою деятельность достаточно продуктивно. Но, как ни странно, художников, которые не могут выполнить работу в заданные сроки, гораздо больше, чем тех, кто может планировать свой труд. Поэтому они постоянно срывают сроки сдачи. Причем, ладно бы только художники, но и помощники тоже срывают сроки! Поэтому часто бывает: в последние сутки полусонные люди что-то пытаются нарисовать. В Японии продается много тонизирующих и энергетических напитков. И в периоды аврала художники потребляют убойные дозы таких напитков. Есть много способов не заснуть, когда тебе очень хочется спать. И это очень распространенная тема для бесед среди художников-мангак. У меня, например, есть способ: мыть руки до локтей с мылом. Это очень освежает, и я потом могу продолжать работу. Пока таким способом художники трудятся до последнего, редакции вынуждены сидеть и ждать. Бывает, что сдают работу в последние два часа. После того, как все сдано, и сами художники, и их помощники могут увеличить продолжительность сна. Как правило, два-три дня мы отсыпаемся. Вот такими периодами и протекает у нас жизнь.

A.g. Ваша поездка в Россию станет основой для новой манги?

Х.Р. Да, конечно! Я увидел очень много того, чего раньше не замечал, да и не мог заметить в русской жизни. Надеюсь в скором времени воплотить увиденное в отдельной манге.

Авторы: Денис «woyar» Данилов, Павел «butzz» Ведерников, 2004