Иван Иванов-Вано - Особенности рисунка в мультипликации

 

Об авторе: Иван Иванов-Вано - режиссер рисованных и кукольных фильмов, художник, сценарист, профессор ВГИКа. Народный артист РСФСР. Один из зачинателей советской мультипликации. Родился в 1900 году. В 1923 году окончил Вхутемас. В 1925 году участвовал как художник в создании одного из первых советских мультфильмов - «Китай в огне». В 1927 году поставил совместно с другими мультипликаторами детские рисованные фильмы - «Каток», «Сенька-африканец», а в 1928 году - «Похождения Мюнхгаузена». Основные мультфильмы: «Блэк энд уайт» (1932, совместно с Л. Амальриком), «Сказка о царе Дурандае» (1934, совместно с В. и 3. Брумберг), «Стрекоза и муравей» (1935, совместно с В. и 3. Брумберг), «Три мушкетера» (1938), «Мойдодыр» (1939), «Не топтать фашистскому сапогу нашей родины» (1941, совместно с А. Ивановым), «Краденое солнце» (1944), «Зимняя сказка» (1945), полнометражный «Конек-горбунок» (1947), «Гуси-лебеди» (совместно с А. Снежко-Блоцкой), «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» (1951), полнометражный «Снегурочка» (1952), «Мойдодыр» (1954), «Храбрый заяц» (1955), полнометражный «Двенадцать месяцев» (1956), «В некотором царстве...», «Приключения Буратино» (1959, совместно с Д, Бабиченко), «Летающий пролетарий» (1962, совместно с И. Боярским), «Левша» (1964), «Как один мужик двух генералов прокормил» (1965, совместно с В. Дани-левичем), «Поди туда - не знаю куда» (1966, совместно с В. Данилевичем), «Легенда о злом великане» (1968), «Времена года» (1969), «Сеча при Керженце» (1971, совместно с Ю. Норштейном), полнометражный «Конек-горбунок» (1975), стереомультфильм «Волшебное озеро» (1979). Лауреат Государственной премии СССР. Многие фильмы удостоены премий на международных кинофестивалях.

 

Мультипликация занимает особое место в кинематографе. Возникнув значительно раньше кинематографа, она прошла путь китайского театра теней, оставила след в истории кукольного театра и возродилась вновь как «оживший рисунок» при изобретении различных «стробоскопов», «фан-тасмаскопов», волшебных фонарей, проектирующего «праксиноскопа Рей-но»... Однако здесь она еще не смогла проявить всех своих возможностей.

Только с рождением кинематографа по-настоящему определился путь ее развития как искусства рисованного фильма, являющегося особым видом современного киноискусства.

Мультипликация - сравнительно молодой вид искусства, особенно если учесть, что изобразительные искусства - живопись, графика, скульптура - развивались в течение тысячелетий. Вполне закономерно считают, что судить о художественной ценности любого искусства, осознать и четко определить его форму, направление и задачи можно лишь по прошествии определенного времени.

Начав свое существование в советской кинематографии с маленьких рекламных роликов, газетных политшаржей и занимательных пустячков развлекательного плана, испытав многочисленные влияния как формалистического, так и натуралистического порядка, рисованный фильм, пройдя большой и сложный творческий путь, воспринял лучшие традиции нашего изобразительного искусства, литературы, театра и кинематографа, прочно укрепился на реалистических позициях.

Советское кино росло и развивалось как искусство передовых, прогрессивных идей, больших благородных чувств и мыслей, как искусство, воспринявшее лучшие традиции русской и мировой художественной культуры. Вместе со всем советским киноискусством росла и развивалась советская мультипликация.

В настоящее время многочисленные работы советских художников рисованного фильма пользуются мировым признанием, о чем наглядно говорят ежегодно получаемые премии и почетные дипломы на международных кинофестивалях. Этот успех не пришел, конечно, сам по себе, он явился результатом кропотливой, вдумчивой работы советских мастеров. В упорном, настойчивом труде, в бесконечных исканиях, связанных и с огорчениями и с радостями, рождалось новое, чудесное искусство рисованного фильма.

Вопросы формы, вопросы художественного мастерства всегда были для советских художников вопросами первостепенной важности. Не владея совершенным мастерством, нельзя убедительно, ярко, полноценно донести до зрителя содержание произведения. Без четкой формальной структуры невозможно создать подлинно художественный образ. Как искусство синтетическое кинематограф сочетает в себе и другие виды искусства: литературу, живопись, архитектуру, музыку, актерское мастерство. Как особый вид, особая отрасль художественной кинематографии рисованный фильм также органически соединяет в себе элементы других искусств, оставаясь все же в основном одним из видов изобразительного искусства.

Главное отличие мультипликационного рисованного фильма от «натурного» художественного фильма - в его изобразительных особенностях. Здесь образные средства мультипликации резко отличаются от образных средств других видов кинематографии. Рисованный фильм - в нем все от начала до конца создано руками художников. Это искусство оперирует условными образами, так как рисунок сам по себе всегда условен, как бы реалистично он ни был выполнен. Персонаж рисованного фильма суть всецело творческий продукт художника, мультипликатора и режиссера. Это непосредственное творение рук художника, его фантазии, его дарования.

Главный актер в графическом фильме - художник-мультипликатор. Это он заставляет своих рисованных персонажей двигаться, действовать - играть, жить на экране. Мультипликация - условное кинематографическое искусство, и «оживший» рисунок оказывается характерным качеством рисованного фильма, качеством, которое заставляет по-особому изменяться все его кинематографические компоненты: изобразительную форму, сценарий, музыку, игру актера, монтаж.

Основное преимущество «ожившего» рисунка заключается в беспредельной свободе творческого видоизменения действительности в рамках идейных и образных задач, стоящих перед художником. В искусстве рисованного фильма открываются любые возможности художественной трансформации реального мира - от общих представлений о нем до внешних проявлений, движений рисованного персонажа.

Здесь, например, можно слона превратить в муху и, наоборот, буквально на глазах у зрителя из мухи сделать слона; стул и комод можно заставить не только ходить и бегать по комнате, но и разговаривать и даже петь. Медведь и заяц в рисованном фильме могут чудесно играть в футбол и даже летать по небу, а листок дерева или цветок - танцевать как балерина...

Для мультипликации нет ничего недоступного. Это искусство почти неограниченных возможностей, где действительность тесно переплетается с фантазией и вымыслом, где фантазия и вымысел становятся действительностью. Выдумка сказочника в мультипликации становится реальной вещью. Так, нарисованный ковер-самолет становится действительностью, он оживает и свободно путешествует по экрану в мире, созданном фантазией художника; скатерть-самобранка, раскрываясь на глазах у зрителя, позволяет ему увидеть и понять те чудеса, которые могут быть только в сказке. Горы сдвигаются и раздвигаются, закрывая и открывая дорогу, из брошенной на землю гребенки чудесной царевны вырастает дремучий, непроходимый лес, и все это в форме рисунка выглядит с экрана чрезвычайно убедительно, эмоционально воздействует на зрителя. Мультипликация создает возможность органического сочетания в жанре сказки фантастики и реальности. Она может в любой момент, в любой среде создать и обыграть всякое реальное пли вымышленное существо. Это искусство умеет видеть в обыкновенном - необычное и в необычном - обыкновенное. Здесь через образы условных рисованных персонажей раскрываются большие человеческие чувства. Любые рисованные персонажи могут вести себя в мультипликационном фильме как люди, обладающие определенными характерами. Так, например. в фильме «Серая шейка» в образе рисованной утки выражена идея материнства. В этом же фильме уточка Серая Шейка и зайцы показывают, какой настоящей, неподкупной, полной мужества может быть дружба. Такую же дружбу (Конька-горбунка и Иванушки) мы видим в фильме «Конек-горбунок».

В фильме «Песенка радости» в образе злой, властолюбивой старухи показана полярная ночь, которая сковывает всю природу севера. А какими большими человеческими достоинствами обладает «рисованный» человечек- эта «точка, точка, запятая, минус- рожица кривая» в фильме «Федя Зайцев»! Искусство мультипликации в свойственной ему изобразительной форме имеет возможность показать явления природы. В мультфильме можно оживить ручей и он, журча, будет говорить... Листья деревьев будут буквально шептать, а ветерок - вздыхать. Косматый ветер будет злиться и завывать...

Все неестественное с точки зрения реальной жизни в мультипликации кажется реальным и вполне убедительным. Имея возможность неограниченно видоизменять персонаж, художник рисованного фильма может заставить его действовать в мире ботаники, физики, химии. Средствами мультипликации с экрана могут быть наглядно объяснены сложные научные проблемы, расширяющие сферу этого искусства, позволяющего создавать занимательные и в то же время глубоко познавательные фильмы.

Обладая такими качествами, мультипликация с особой силой воздействует на воображение и фантазию детей. Это понятно: ведь известно, что дети эмоционально воспринимают даже статичные иллюстрации и рисунки в книгах. В мультипликации же рисунок «оживает», и юный зритель невольно сам входит в рисованный мир мультфильма - мир сказки и фантазии художника, с увлечением следит за похождениями рисованного персонажа, переживает за него, как за «взаправдашнего» героя. Автору этих строк неоднократно приходилось наблюдать во время демонстрации рисованного фильма «Конек-горбунок», как волновалась детская аудитория, когда Иванушка прыгал в кипящий котел. Иванушка вызывал у детей симпатии, и они беспокоились за его судьбу.

Жанры, в которых развивается советское искусство рисованного фильма, чрезвычайно разнообразны: политическая и социальная сатира, памфлет, плакат, народная и классическая сказка, басня, фантастика, музыкальная комедия...

Мультипликация, изобразительное искусство кинематографа, - в первую очередь искусство движения, но не движения вообще, а выразительного, характерного образного движения, особой «эмоциональной игры» рисованного персонажа, которая строится на основе изучения художником существующей действительности, творчески преломленной в его сознании и художественно трансформированной в соответствии с особенностями мультипликации. Реализм здесь нужно искать не в тщательном копировании жизненной действительности, не в подражании реальным движениям, а в выражении средствами ожившего рисунка характерных, типичных явлений жизни. Принцип типизации зависит от специфики конкретного вида искусства, от жанра, в котором работает и творит художник, от идейно-творческих задач, стоящих перед ним. Кроме того, и от объекта изображения и от творческого метода, которым руководствуется художник в своей работе. Искусство мультипликации благодаря своей условности, благодаря широкому присутствию в нем сказочной аллегории, вымысла, фантастики требует гиперболизации явлений действительности. Отсюда основной художественный прием в искусстве рисованного фильма - преувеличение, гротеск. Мультипликации в сильнейшей степени свойственна карикатура. В своих ранних фильмах мастера мультипликации целиком шли от карикатуры. Их первые работы в кинематографе были, по существу, ожившей журнальной и газетной карикатурой, и от этого острый сатирический рисунок становился более смешным. Поэтому мультфильм на первых порах и называли очень часто «ожившей карикатурой». Постепенно развиваясь, искусство мультипликации, конечно, не перестало быть смешным и забавным, но с расширением поля ее деятельности появились новые жанры. Мультипликация не стремится к прямому фотографированию жизни. Здесь может быть применен даже наивный, примитивный детский рисунок, если он наделен определенным характером и органически входит в ткань произведения. Это создает значительный художественный эффект.

Мы не всегда используем эти возможности, эти органические свойства искусства мультипликационного кино. Мы очень часто забываем о них в погоне за мнимым реализмом. От этого наши фильмы становятся менее действенными, менее занимательными и веселыми, превращаясь в серые, а подчас и скучные повествования. Тогда мы теряем смех - органическое свойство искусства мультипликации. Даже в произведениях, сценарии которых дают возможность использования острого гротеска, широкого применения непосредственной мультипликационной игры рисованного персонажа, некоторые режиссеры-художники всячески «опекают» персонаж, боятся придать ему яркую гротесковую форму и наделяют его обыкновенными человеческими чертами. В практике можно наблюдать, как, рисуя персонаж, художник исходит только из общих отличительных черт людей данной возрастной или социальной категории. Если это старик, то рисунок изображает старика вообще, лишая его глубоких индивидуальных качеств, присущих только этому старику; если это мальчик или девочка, то опять же мальчик или девочка вообще - милые, хорошие, но не имеющие своих индивидуальных особенностей. Художник проявляет чрезмерную робость в отношении творческого осмысления жизненного материала. Отсутствие в рисованном персонаже ярко выраженного характера лишает художника-одушевителя широких возможностей свободно вести игру этого персонажа в фильме.

Очень часто спрашивают: где границы мультипликации? Искусство мультипликации не имеет границ. Так же как не имеет границ человеческое воображение, фантазия, вымысел.

Здесь мне хочется привести высказывание известного японского драматурга Тикамацу Мондзаимона, писавшего сценарии для старинного японского кукольного театра (1653-1724). Он говорил: «Искусство лежит на границе между правдой и ложью. Оно есть ложь. И в то же время - не ложь. Оно есть правда, и в то же время оно - не правда. Услада искусства лежит между тем и другим». Это же самое особенно относится и к искусству мультипликации.